Видео архив матчей ФК Спартак(Москва) video-soccer.com
Футбольный видео-архив
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация закрыта 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

   

«Он любил играть в жизнь…» - воспоминания о Н.Н. Озерове (СС

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов video-soccer.com -> Новости из команды, новости вокруг команды...
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Ahab
Президент


Зарегистрирован: 02.12.2005
Сообщения: 2722

СообщениеДобавлено: Вт Дек 11, 2007 2:49 pm    Заголовок сообщения: «Он любил играть в жизнь…» - воспоминания о Н.Н. Озерове (СС Ответить с цитатой

Источник: [b]Сов. спорт[/b]
http://www.sovsport.ru/gazeta/default.asp?p=2&date=2007/12/11&id=276576

[i]11 декабря 2007, №186-В (17 407)[/i]


[b][size=18]Сегодня Николаю Озерову исполнилось бы 85 лет. «Он любил играть в жизнь…». О легендарном телекомментаторе вспоминают коллеги и друзья[/size]

Мария Соснина

[color=darkblue]ПАНОРАМА[/color]

«Он футболист, он теннисист и даже МХАТовский артист. Не ведала история такого троеборья» – услышав эту довольно известную в советские времена эпиграмму, друзья и коллеги Николая Николаевича Озерова машут руками: «Какое троеборье?! Он был десятиборцем!». Сегодня «Советский спорт» вспоминает некоторые стороны жизни этого удивительного человека.


ОЗЕРОВ-КОММЕНТАТОР: БОЯЛСЯ «СТРЕЛЯТЬ ПО ВОРОТАМ»[/b]

Председатель Гостелерадио СССР Сергей Георгиевич Лапин не пропускал ни одного спортивного репортажа. За допущенную неточность вылететь с работы можно было за пару секунд. Как-то раз Николай Озеров в эфире посетовал на постоянно ломающиеся клюшки отечественного производства. После этого комментатору позвонили из высокого кабинета и строго запретили вещать о клюшках. «Не смейте сеять пораженческие настроения среди советских людей!» – прокричал голос в телефон.

Озеров очень любил комментировать хоккей, стоя у бортика. И даже не задумывался о том, что можно получить серьезную травму. Однажды Николай Николаевич вел репортаж с матча ЦСКА – «Спартак». Зал был заполнен битком, на трибуне сидел генсек КПСС Леонид Брежнев. И тут во время стычки на льду армеец Сергей Капустин проехался клюшкой по макушке Озерова. Хлынула кровь, репортаж пришлось остановить. Бригада медиков бросилась перебинтовывать Николая Николаевича, а микрофон перехватил комментатор Евгений Майоров – вынужденная замена ровно за пять минут до перерыва. А после перерыва Озеров вернулся на рабочее место: «Мы продолжаем наш репортаж!».

Первые выпуски программы «Футбольное обозрение», которые Николай Озеров вел вместе с [b]Владимиром Перетуриным[/b], создавались с множеством технических сложностей. Приходилось вести программу из разных студий.

– Чтобы это не было заметно, наши начальники придумали купить двести футбольных мячей и разложить их сзади нас, как черепа на картине Верещагина, – рассказывает «Советскому спорту» Владимир Иванович. – После каждой передачи дядя Коля с деловитым видом выхватывал из этой кучи два мяча и, словно извиняясь передо мной – «Вовочка, у меня дети!» (двойняшки Коля и Надя. – Прим. ред.), – отправлялся домой.

– Была у нас студия на телевидении, которая работала всего раз в году, – продолжает Владимир Перетурин. – Когда Брежнев приезжал поздравлять советский народ с Новым годом. И вот записывается новогоднее поздравление, стоит толпа гримеров и прочий персонал. И здесь же председатель Гостелерадио Сергей Лапин. И вдруг Леонид Ильич говорит:

– Слушай, Сергей, у тебя в последнее время совсем нечего смотреть, кроме хоккея, футбола и «Футбольного обозрения».

– Как, Леонид Ильич! – изумился Лапин. – А «От всей души» и программа «Время»?

– Это все херня! – отрубил Брежнев, зевая.

Озеров кроме «Футбольного обозрения» вел и программу «Голы, очки, секунды» вместе с Наумом Дымарским. Запись этой программы была в другом, новом здании, в котором Николай Николаевич довольно редко бывал. Там был очень длинный коридор с большим количеством кабинетов. Пять минут до эфира. Озеров вдруг вскакивает и… убегает. Оказалось, что ищет туалет. Бежит по коридору и находит только кабинку с буквой «Ж». Заскакивает туда, а там – визги, крики! Николай Николаевич только развел руками: «Извините, девушки, это жизнь!».

[b]Аркадий Ратнер[/b] вспоминает, как после Пражской весны 1968 года Озерову категорически запретили во время трансляций употреблять военную терминологию: «Чтобы не попасть впросак, он выписал на бумагу метровыми буквами свои самые ходовые штампы: «Выстрелил по воротам», «прицелился в дальний угол»… И дрожал, чтобы, не дай бог, не ляпнуть лишнего...».


[b]ОЗЕРОВ-СПОРТСМЕН: ПУГАЛ СОПЕРНИКОВ ТЮБЕТЕЙКОЙ[/b]

У многократного чемпиона СССР по теннису была знаменитая тюбетейка. Озеров обожал в ней играть. Он внушил людям, что, когда надевает тюбетейку, то берется за дело всерьез. И если во время игры вдруг что-то начинало не получаться, Озеров со свирепым видом натягивал свою старую и выцветшую тюбетейку и продолжал матч в ней, ужасая соперников.

– Как человек талантливый, Николай Николаевич в теннисе умел многое предугадать, – рассказывает «Советскому спорту» [b]Анна Дмитриева[/b], сильнейшая теннисистка страны 70-х годов, директор спортивных программ «НТВ–Плюс». – Это был его главный козырь. Николай Николаевич ведь всегда страдал от лишнего веса, так что бегать за чужими мячами у него попросту не было сил. Озеров играл в активный теннис. У него были хороша первая подача – пушка и такой же зверский удар справа. Он под него забегал и с любой точки – весьма современно по нынешним меркам – все забивал.

Это был человек, который создавал и разыгрывал разные творческие комбинации. Поэтому на теннисиста Озерова ходил зритель. Его игра была не мучительной работой, а творческим созиданием. Конечно, у Николая Николаевича были и слабые места. Удар слева – так вообще дырка. Зато он изящно использовал свои игроцкие козыри и побеждал.

– Помню, мы с ним играли «микст», – продолжает Анна Владимировна. – И пару раз даже выиграли чемпионат Москвы. Но Озеров скорее сделал это для коллекции, потому что ему хотелось переиграть в «миксте» со всеми женщинами. Я была из последнего поколения тех женщин.

Николай Николаевич все красиво обставлял. У него всегда была дама сердца. Помню, на тот момент это была красивая актриса. Озеров делал так, чтобы во время игры она сидела в углу корта. Сейчас бы такое, конечно, не разрешили. Но тогда это было нормально – в углу висело табло с указанием счета, и около него сидела актриса, которая страстно болела за Озерова.

Одним теннисом спортивные успехи Николая Озерова не ограничивались. Он был неплохим футболистом и даже играл за дубль «Спартака» – на позиции форварда. Как-то раз в Сочи, накануне трансляции кубкового матча красно-белых, неугомонный Озеров позвал комментатора Владимира Перетурина и режиссера трансляции Яна Садекова на зарядку.

– Погода стояла великолепная, все мы ощущали прилив сил, – рассказывает Владимир Перетурин. – И вдруг заметили на баскетбольной площадке группу молодых людей с мячом, каких-то научных работников. Тут же решили устроить футбольный матч. Я играл впереди, Садеков – в центре, Озеров, стоя сзади, выполнял функции не только вратаря, но и играющего тренера. В начале преимущество было на стороне соперников, но мы сумели обыграть их со счетом 7:1! Позже Озеров рассказывал об этой игре несметное количество раз – с непосредственным, поистине детским восторгом! Все подробно описывал: как стоял в воротах, как прыгал, как падал. Складывалось ощущение, что это был чуть ли не главный матч в его жизни!


[b]ОЗЕРОВ-«ГУРМАН»: ЕЛ ШОКОЛАД С СОЛЕНЫМИ ОГУРЦАМИ[/b]

Приходя обедать с коллегами в останкинскую столовую, Николай Николаевич опустошал свой поднос еще до того, как подходила его очередь к кассе. Друзья изумлялись: «Коль, что же ты сейчас есть будешь?». «А я снова схожу!» – отвечал Озеров и вместе с подносом опять вставал в конец очереди.

– У дяди Коли был зверский аппетит, – смеется Владимир Перетурин. – Как сейчас помню: 1982 год, чемпионат мира по футболу в Испании. Все комментаторы сначала работали в разных городах – Севилье, Барселоне. А к финалу собрались вместе. Финальный матч должен был вести Озеров.

В гостинице он жил в одном номере с Котэ Махарадзе. Время было тяжелое, денег платили мало, и еду мы на турниры всегда привозили с собой из Москвы. У меня одного было аж 15 банок сосисок! Так вот, в последний день я накрываю на стол. Плитки шоколада, печенье, маринованные огурцы и помидоры, какие-то фрукты. Сам я на кухне доваривал бульон. Озеров с Махарадзе в это время уже сидели за столом и все поглощали.

Когда я налил им бульон, они запили им съеденное со словами: «Очень хорошо! Ну все, встречаемся в пять, выезжаем на финал». Ближе к пяти я постучал к ним в номер. Долго никто не открывал, и тут на пороге появляется Махарадзе с воплем: «Чем ты нас накормил! Мы из туалета не вылезаем!». Я еле сдержал тогда хохот. Смог только выговорить: «А вы чего хотели? Скажите спасибо, что это случилось до финала, а не во время него!».

[b]Наум Дымарский[/b] вспоминал, как ездил отдыхать с Озеровым в сочинский санаторий: «Коля твердо решил, что сядет на диету. Сказал всем, что будет пить только кефир. Вот и ставили ему на стол по нескольку бутылок кефира. Но Озерова же все обожали. И однажды прямо на моих глазах к нему подошел повар и сказал, мол, Николай Николаевич, я такие щи сделал! Коля 20 секунд подумал и сказал – неси! На этом история с кефиром закончилась».

– И Озеров, и Ян Спарре весили примерно по 150 килограммов каждый, – улыбается Владимир Перетурин. – И раз в год ложились в Институт питания где-то около Курского вокзала. Находились там около полумесяца, сбрасывали по 30 килограммов… А через полгода становились прежними толстяками!


[b]ОЗЕРОВ-ТОВАРИЩ: ЗАПИСЫВАЛ В БЛОКНОТЫ СОТНИ ПРОСЬБ[/b]

Знаменитый комментатор умел доставлять радость даже малознакомым людям. Уборщице он помогал устроить маленьких детей в ясли, периферийным артистам пробивал места в театральных общежитиях. Сам факт того, что он помогает людям, доставлял Озерову огромную радость. При этом популярность у Николая Николаевича была как у Юрия Гагарина.

– Его часто просили провести на футбол и хоккей, – вспоминает Анна Дмитриева. – Доставать контрамарки было не всегда удобно. Поэтому, пользуясь своей известностью, Николай Николаевич очень легко проводил людей на стадион. И меня научил, как это делать. Он подходил к контролеру и без всяких упрашиваний твердо говорил: «Со мной – десять человек!». Это был психологический прием, потому что у контролера оставалась только одна цель – строго пересчитав десятерых, не пропустить одиннадцатого.

В свои маленькие блокнотики – те самые, в которых хранились подводки к репортажам и ценные мысли – Озеров записывал просьбы людей. Каждый день – новые. И тщательно их выполнял. С самого утра Николай Николаевич начинал звонить по разным инстанциям...

– Он создал компанию ОВВ, как сам называл «Общество взаимного вспоможения», – рассказывает Анна Дмитриева. – Николай Николаевич мне звонил и говорил: «Аня, вот есть такой тренер, он вырастил того-то и того-то. Не забудь, это ОВВ». Это у нас такой пароль был, который означал, что нужно кого-то поддержать.

Помню, я отвела свой первый 20-минутный репортаж о бадминтоне, который Озеров со всем своим величием мог бы попросту и не заметить. Но он специально приехал в студию, вместе со мной смотрел репортаж в записи. Это было очень приятно. Озеров был человеком, который понимал, что жизнь создана из важных моментов, которые необходимо внести в память. Он вообще любил играть в жизнь.


[b]ОЗЕРОВ-АРТИСТ: ПОД ЮБКУ ПОВЕСИЛ ТАЗ[/b]

Каждая секунда его времени была расписана, поэтому во МХАТ он иногда влетал буквально на последней минуте до начала представления. Переодевался в костюм и выходил к зрителям...

– С Озеровым я познакомился именно в театре, – вспоминает Владимир Перетурин. – Помню, как целых три раза ходил с родителями во МХАТ на «Синюю птицу». Эта волшебная сказка Метерлинка запомнилась мне на всю жизнь. В пьесе заложен глубокий смысл: не нужно искать необыкновенное где-то далеко. Герои сказки в поисках Синей птицы пережили множество приключений, но в конце оказалось, что эта птица – обычная серая птаха.

Дядя Коля в пьесе мастерски лепил образ Хлеба, добродушного толстяка, только что вылезшего из квашни. Озеров очень любил этот спектакль, наверное, именно потому, что он учит взаимовыручке и дружбе. Да и сам характер дяди Коли, если честно, был похож на характер персонажа Хлеба.

В «Синей птице» на Озерова надевалось множество одежд и разных аксессуаров. Когда он уходил со сцены, то кто-то из актеров хулиганил и бил Николая Николаевича ногой под зад. Довольно больно! В следующий раз Озеров привесил под свой балахон жестяной таз, и когда актер снова отвесил пинок, то раздался дикий грохот. Зрители хохотали.

Николай Озеров выступал на сцене МХАТа около 30 лет, сыграв свыше 20 ролей. А кинодебютом Озерова стал фильм «Одиннадцать надежд», где комментатор снялся вместе с киноактером Анатолием Папановым.

...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов video-soccer.com -> Новости из команды, новости вокруг команды... Часовой пояс: GMT + 3
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах