Видео архив матчей ФК Спартак(Москва) video-soccer.com
Футбольный видео-архив
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация закрыта 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

   

«Слишком хороший…» - В.Федотов в декабрьском Total Football

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов video-soccer.com -> Новости из команды, новости вокруг команды...
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
VNV_N
Капитан


Зарегистрирован: 04.11.2005
Сообщения: 111

СообщениеДобавлено: Пн Дек 25, 2006 3:35 pm    Заголовок сообщения: «Слишком хороший…» - В.Федотов в декабрьском Total Football Ответить с цитатой

Источник: [b]Total Football[/b]


[size=18][b]Слишком хороший…[/b][/size]

[b]Текст: Алексей Зинин[/b]


«Федотов никогда не станет чемпионом. Он слишком хороший человек и слишком любит людей». Да, о людях он может рассказывать часами. Очень много их было в его жизни. Один знаменитее другого. И рождаются у репортеров заголовки: «Обидчик Бескова» или «Наследник Романцева».

Вот Владимир Григорьевич в своем роскошном номере на базе в Тарасовке заварил чай по хитрой китайской науке, разлил в кружки. Не торопясь, достал печенье и сел в кресло, в то самое, в котором Романцев делал свое скандальное заявление, предопределившее его отставку. После Олега Ивановича красно-белые искали себя три года, пока не доверились легендарному армейцу Владимиру Федотову. Там, где Григорич со своей трубкой, там все будет нормально. В него как-то трудно не верить. Даже если сидит он в кресле, которое язык не повернется назвать фартовым.


[b]- Владимир Григорьевич, тяжело быть частью истории?[/b]

- Поначалу очень тяжко. Я же папу потерял, когда мне было 14 лет, и прекрасно помню, что с ним катастрофически сложно было ходить по улице. Он опускал кепку на глаза, поднимал воротник, делал несколько шагов, и уже со всех сторон неслось: «Федотов!» Удивительно, ведь тогда не было телевидения, а отца даже старушки знали в лицо. И, конечно, я рано стал осознавать ответственность: только бы не подвести фамилию. Не позволял себе расслабляться, постоянно был сосредоточен на своей цели.


[b]- Григорий Иванович успел в вас поверить? Он предвидел, что вы заиграете на серьезном уровне?[/b]

- Только недавно я понял, что папа во мне не сомневался и готовил меня к этой жизни. Таскал с собой повсюду, а приглашали-то его в очень высокие круги. Я даже был несколько раз в доме у Василия Иосифовича Сталина. Меня сажали в домашнем кинозале и ставили диснеевские мультфильмы. По тем временам это было что-то запредельное. Я сидел с выпученными глазами, а отец со Сталиным играли на бильярде. Мне повезло в жизни. Я рос среди больших состоявшихся людей. У каждого из них было чему поучиться. Ну, и гены, конечно, мне достались выдающиеся. По материнской линии тоже было много футбольных людей. Мамины братья Жарковы играли за «Торпедо». Георгий Иванович был известным тренером в Ленинграде, Виктор Иванович - судьей международного класса. Я с самого рождения был обречен стать футболистом. Я не помню себя без мяча. Как только Синявский заканчивал репортаж, и звучала музыка, я, переполненный энергией марша, хватал мячик и стучал им до темноты. Папа или дядьки подсказывали.


[b]- Ваш отец какие-то ключевые качества в вас закладывал или все шло само собой?[/b]

- Папа был очень добрым и порядочным человеком. И для меня было важно стать таким же, как он.


[b]- Когда вы сами осознали, что из вас получится футболист?[/b]

- В ФШМ я быстро стал капитаном, хотя выступал за команду годом старше. Я очень много забивал. И, когда под руководством Виктора Саныча Маслова мы выиграли Кубок Москвы, я почувствовал, что смогу. Смогу многого в своем виде спорта добиться.


[b]- О чем в тот момент мечталось? Может, хотели достигнуть уровня вашего отца?[/b]

- Ну, это было невозможно! Цели нужно ставить высокие, но реальные. Если ты не стремишься быть первым, нет смысла соваться. Я хотел стать чемпионом страны. И еще всегда знал: я должен забить 100 мячей, чтобы войти в Клуб Григория Федотова.


[b]- В советское время наколотить сотню было нелегко.[/b]

- Я думаю, что мне этот магический рубеж покорился бы легче и быстрее, если бы я играл в «своей» команде. Я игрок спартаковского склада и под красно-белыми знаменами был способен добиться весьма ощутимых высот. Кстати, по окончании ФШМ в 1960 году Дементьев и Симонян сделали мне предложение перейти в «Спартак», и я тут же написал соответствующее заявление. Но в самый последний момент позвонил Бесков, который успел меня потренировать в футбольной школе молодежи. Константин Иванович мне сказал: «Володя, я принимаю ЦСКА. Ты мне нужен. Я считаю, ты должен продолжить дело своего отца под знаменами его родного клуба». Это был весомый аргумент, и на мечтах о «Спартаке» я поставил крест. Из-за бардака, который царил в ЦСКА целые десятилетия, я не сумел себя реализовать в полной мере. Очень тяжелая судьба. Одно чемпионство за шестнадцать лет!


[b]- «Спартаку», по которому грезили, много забивали?[/b]

- Да. Но куда больше «Динамо» и «Арарату». «Арарату» забивал в любую погоду при любых условиях, за что армяне меня очень уважали. В Ереване я даже был народным героем.


[b]- Надо полагать, что защитники вас били прилично?[/b]

- В наше время не били - в наше время убивали! Почти каждая команда выставляла против тебя персонального «бультерьера», и он 90 минут проверял на прочность твои ноги. Например, Паша Садырин засучивал рукава и не отпускал меня ни на шаг, метелил так, будто я боксерская груша.


[b]- Вы же в семнадцать лет в топку попали. Тяжело было не испугаться озверевших мужиков?[/b]

- Конечно, мало приятного. Просто я всегда отдавал себе отчет, что футбол - это не балет. Самое любопытное, что под занавес своей карьеры я сам стал дубасить всех направо и налево. Тарасов, который тогда пришел в футбол, изменил мое мировоззрение. Он учил нас жесткости. На каждой тренировке кричал: «В чем дело? Не вижу крови!» Если бы кто-то из наших игроков хоть раз в стыке убрал ногу, его сразу бы выкинули из команды. Дошло до того, что я выходил на поле с одной мыслью - «высечь искру», и стоило прозвучать стартовому свистку, как я тут же бежал искать жертву. И только после того, как искры летели во все стороны, мог позволить себе переключиться на созидание. Это был шок для многих. Люди не понимали, как умный, техничный игрок сумел превратиться в олицетворение жесткости, а порой и грубости на поле.


[b]- Просто к тому моменту у вас, наверное, накопилось много злобы. Больше десяти лет били вас, и вот настал час расплаты...[/b]

- Да, оказалось, что запах крови тоже способен доставлять удовольствие.


Григорич ходит по комнате и эмоционально рассказывает о Старостине, Боброве, Бескове. Вдруг резко останавливается и замирает. Стоит секунд десять, как вкопанный. Затем подходит к столу, берет карандаш и на рабочем листе в левой центральной части начерченного поля пишет: Калина. Федотов все время в поиске, и тренерская мысль его не утихает ни на минуту.


[b]- Самостоятельную тренерскую работу вы начали с сенсации. Со своим скромным СКА в финале Кубка СССР обыграли «Спартак», руководимый вашим тестем Бесковым? Правда, что с Константином Ивановичем после того матча у вас возник разлад?[/b]

- Для Константина Ивановича не существовало людей - существовал только результат. Для него не имело значения, кто там ему противостоит. Своих поражений не прощал никому. До сих пор, когда вспоминаю подробности того исторического дня, у меня внутри что-то сжимается. Теща наприглашала гостей, стол накрыла. Они все были уверены в победе «Спартака». Я пришел поздно. Робко позвонил, теща открыла дверь: «Вовочка, Вовочка. ..» А я смотрю по сторонам и чувствую, обстановка такая, будто здесь кого-то похоронили. Какой там Вовочка?! Хоть топор от напряжения вешай. У Константина Ивановича желваки ходят, того гляди придушит. Но Бесков все-таки был великим человеком. На следующий день он приехал ко мне на дачу и сказал: «Знаешь, может быть, эта победа тебе нужнее». Мне она действительно была нужнее, но он мне 9 мая 1981 года так и не простил. Каждый год с укоризной говорил про тот финал.


[b]- Вы о футболе дискутировали?[/b]

- Постоянно. Константин Иванович любил прогулки. Мы с ним ходили часами и разговаривали о тактике, об игроках.


[b]- Деспотичный Бесков признавал чужую точку зрения?[/b]

- Он все время был в поиске. Помню, в один из тех вечеров, когда, уйдя из «Спартака», Константин Иванович остался без работы, он мне сказал: «Вернуть бы все назад, я бы многое поменял в учебно-тренировочном процессе». В нашем деле важно уметь почувствовать момент, когда нужно что-то поменять. Мы ведь работаем по проверенным схемам, которые приносят результат. Но они быстро изживают себя, и тогда нужно вводить что-то новое. Закостенелые тренеры, застывшие в своем развитии, в нашей профессии не выживают.


[b]- Как вам удалось выжить в этой профессии, учитывая то, что чуть ли не десятилетия вы оставались без настоящей работы?[/b]

- Моя тренерская судьба складывалась еще сложнее судьбы игроцкой. Я человек военный, мне нужно было набрать 25 лет выслуги, чтобы заработать себе на пенсию. А следовательно, я мог трудиться только в армейских командах. Таких было две - ЦСКА и СКА. Я терпел и ждал своего часа. До пенсии все-таки дотянул, 220 рублей мне насчитали. Тогда это были солидные деньги. До глубокой старости можно было ни о чем не беспокоиться. Но насладиться беззаботной жизнью я не успел. Рухнул весь мир, и 220 рублей превратились в сущие копейки.


[b]- Получается, столько лет потратили чуть ли не впустую? Кроме звания, ничего и не осталось?[/b]

- Дослужился лишь до майора. Я никогда не гонялся за званиями и наградами. Они понадобятся, когда человека понесут в последний путь. Надо же будет что-то на подушечки прикрепить. Но мне тогда уже будет все равно. Для меня гораздо важнее уважение людей. А на счет впустую потраченных лет... Я ходил на игры, смотрел, анализировал, делал записи. Из недели в неделю, из года в год. Я верил, что будет в моей жизни большая команда, и очень кропотливо себя к этому готовил. И не напрасно.


Второй час нашего общения подходит к концу, и все чаще в номере спартаковского предводителя появляются его подчиненные. Врач Юрий Васильков. Второй тренер Сергей Родионов. Реабилитолог Владимир Паников. Григорич, здороваясь, абсолютно искренне улыбается каждому, а потом, хмуря брови, интересуется: ну что там у нас? Ему докладывают. Лаконично. Четко. Со знанием дела.


[b]- Когда обрели настоящую профессиональную уверенность, ту самую, о которой мечтает каждый наставник?[/b]

- О какой-то прочности говорить не приходится. Сегодня она есть, а завтра проиграли, прочность исчезла. Но в «Спартаке» я почувствовал себя очень уверенно, так, как не чувствовал нигде прежде. Хотя быть главным в этой команде все равно, что сидеть на раскаленной сковороде. Наверное, каждый наставник имеет право проигрывать. В «Спартаке» у человека такого права нет.


[b]- А ведь складывается ощущение, что только вчера вы порог Тарасовки перешагнули?[/b]

- Примерно 5-6 мая 2002 года. Ребята меня в холле встречали. Макс Левицкий, Вовка Бесчастных. Мы с Вовкой-то раньше не пересекались. А увиделись, как будто лет двадцать друг друга знали.


[b]- С чего это вдруг Олег Иванович вас к себе в помощники позвал?[/b]

- Во-первых, у нас сложились нормальные отношения еще в ту пору, когда при Бескове я работал в сборной, а Олег был там одним из лидеров. Затем, когда уже Романцев возглавлял сборную, я два года полуофициально был при нем тренером-аналитиком. Изучал соперников россиян. И вот в начале мая он мне позвонил и позвал в помощники. Хотя разговоры шли раньше, и за пару недель до этого я уже знал, что окажусь в «Спартаке». Получается, судьба 42 года меня водила-водила и сюда привела. С первой же минуты пребывания в Тарасовке ощутил, что я наконец-то попал к себе домой. Что мои скитания закончились, и я нашел свое профессиональное счастье.


[b]- Сразу же поселились в легендарном номере на третьем этаже, который когда-то принадлежал вашему учителю и тестю?[/b]

- Нет. В том старом маленьком номере прошли тринадцать лет великолепной тренерской жизни Романцева. И Иваныч не спешил переезжать на второй этаж в роскошные апартаменты. Даже не представляю, как он все-таки отважился на подобный шаг. И уже после этого я занял его место под самой крышей.


[b]- Почувствовали величие тех стен?[/b]

- Как в храме оказался. Такая светлая аура. Мне там было очень хорошо.


[b]- Наверное, вы и представить не могли, что когда-нибудь повторите путь Романцева и тоже переберетесь на второй этаж в качестве главного тренера «Спартака»?[/b]

- Мне бы фантазии не хватило это представить. Но в то же время я всегда отдавал себе отчет, что судьба - дама непредсказуемая. Я никогда не удивляюсь ее фокусам. Порой за 90 минут все кардинально меняется. Никто не знает, что произойдет, пока эта статья будет верстаться.


[b]- Неоднократно убеждался, что вы не боитесь отставки. Признайтесь, хотя бы раз было?[/b]

Если тренер боится отставки, он и не тренер вовсе. Я должен делать все по максимуму, а там, как уж повернется. У каждого из нас на роду написано все, что с нами должно произойти. Тренерская работа - это творчество. Творчество с перекошенным от ужаса лицом не бывает. Чтобы создавать, нужен полет души. Должна быть внутренняя свобода, и я этой свободой дорожу.


[b]- Игроки тренера должны уважать или бояться?[/b]

- Не важно. Главное, чтобы они признавали: уровнем футбольного и человеческого понимания тренер выше, чем они. Если это чувство пропадает и футболисты думают иначе, то команде конец.


[b]- Насколько вам было тяжело молчать, когда Чернышев и Старков совершали свои ошибки?[/b]

- При Чернышеве я не молчал, но у Андрея было свое видение. При Скале и Старкове мы, работающие в клубе, почти ничего не знали о том, что происходило в Тарасовке. Сюда доступ был открыт лишь Перваку. До главного тренера было не достучаться, а говорить что-то за спиной я не умею. И никогда не буду!


Это хорошо, что Григорич перебрался в роскошные апартаменты. В старой маленькой комнате на третьем этаже я бы уже давно потерял его из виду. Он скрылся бы от меня в табачной мгле. Здесь же дым не успевает покрыть всю комнату и растворяется в ней. Так что Григорич, как на ладошке. Достает свои табачные принадлежности и перебирает трубки. Их очень много. На все случаи жизни.


- Иосиф Сталин. Сергей Есенин. Владимир Федотов... Про трубку сейчас вопрос будет?


[b]- Да, как это вы к ней пристрастились?[/b]

- Когда закончил играть, Константин Иванович меня приучил. От сигарет, от затяжек мне плохо. Я только дым могу пускать. А табачный дым очень способствует размеренному ходу мыслей. А поскольку все мои мысли о футболе, то получается, что трубка мне в работе помогает.


[b]- Что будет, если вам курить запретить? Результаты «Спартака» ухудшатся?[/b]

- Перестать пускать дым не самое страшное. Главное - футбол! Если он исчезнет, у меня пропадет смысл жизни. Это будет трагедия! Если я за письменным столом не придумал, не нарисовал какую-то схемку, день можно считать потерянным. Когда я был у Тарасова играющим тренером, он меня в этом плане страшно муштровал: «Так, составь схемы десяти вариантов розыгрыша угловых ударов».


[b]- Десяти?![/b]

- Вот именно! Ну, где их столько набрать? Помню, мучился, изобрел только пять. Крадусь к нему, боюсь до смерти: «Анатолий Владимирович, я только пять нарисовал». Отдаю. Он разрывает все на мелкие кусочки. Думай еще! Или часто он говорил: «Проведи тренировку, но предварительно подготовь мне три разных конспекта». Тарасов обязательно первые два конспекта рвал. Тогда я вот что удумал. Со временем привык к этому и два первых делал, как под копирку: чего напрягаться-то, если он их порвет. Зато в третий вариант вкладывал всю душу. Тарасов постоянно заставлял меня думать: «Ты подумал? Еще подумай. А может, что-то более интересное придумаешь». И так я к этому делу пристрастился, ужас! Помню, у Гришки, у моего сына, дочка родилась. Он приезжает ко мне, а я сижу, рисую футболистиков. Он мне говорит: «Пап, я маленьким был - ты этих футболистиков рисовал. Вот у тебя уже внучка растет, а ты все рисуешь. Не надоело?» Посмеялись, конечно...


[b]- Вот бы еще ваш сын по стопам своих предков пошел! Готовый сценарий для Голливуда.[/b]

- Чтобы заиграть, свое дело любить надо. Без любви ничего не будет! А сын переел в детстве футбола, у него на наш вид спорта аллергия выработалась. Где бы он ни появлялся, ему везде говорили про отца, про одного деда, про другого. И так без конца! В конечном итоге это привело к тому, что, когда мы с Гришей ходили на стадион на матчи «Спартака» болеть за Константина Бескова, сын из-за выработавшегося у него духа противоречия яростно болел против красно-белых. И, когда «Спартак» пропускал мяч, он выхватывал из кармана свой детский пистолетик и на радостях салютовал из него в воздух: дескать, вот вам с вашим футболом!


[b]- И сейчас болеет против красно-белых?[/b]

- Нет, конечно. Он же уже взрослый человек! Болеет за отца. А я стараюсь его не огорчать.

...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Ahab
Президент


Зарегистрирован: 02.12.2005
Сообщения: 2722

СообщениеДобавлено: Вт Дек 26, 2006 4:17 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Андрей,
Огромное спасибо за интереснейшее интервью!
Я чуть формат подправил, чтобы читать было легче.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов video-soccer.com -> Новости из команды, новости вокруг команды... Часовой пояс: GMT + 3
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах